10 ответов
 
Вопрос №13494
 
 
 
 
 

На какое расстояние "бьет" лазерный луч в вакууме при отсутствии препятствий?

serega · больше 7 лет назад · 5 ответов
 

...публиковал новости у себя на сайте и задумался...

 
больше 7 лет назад

...bill, решил переполнить мой почтовый ящик?...
...даже комментировать не буду...

Хороший вопрос Ф топку
8
2
Ответы
Dima · больше 7 лет назад

я могу ошибаться, но вроде не давно брал курс физики, была у нас тема про свет и лазеры, вообщем так, смотря какой диапозон лазера(красный-синий), и смотря как точно соблюдены условия, но если поток света равен чему то там(не помню) и = красный диапазон, то он будет лететь до препядствия, в вашем случае бесконечно, если синий, то рассеиться взависимости от отражателей и других источников света, но как обсалютного вакума, так и беспрепядственного пространства просто нет, так что не знаю =\

 
Источник: давно, не помню
 
 
Ответ выбран голосованием
bill · больше 7 лет назад

Злой как черт, Пиркс вышел из Управления космопорта. И надо же, чтобы
это случилось именно с ним! Арматор не поставил груза - не поставил, и все
тут. В Управлении ничего не знали. Разумеется, пришла телеграмма:
"Опоздание семьдесят два часа, договорную неустойку перевожу ваш счет -
Энстранд". Больше - ни словечка. В торговом представительстве он тоже
ничего не добился. В порту становилось тесно, и Управление не
удовлетворяла договорная неустойка. Простой простоем, но лучше бы
навигатор стартовал и вышел на круговую. Двигатели можно выключить,
никакого расхода горючего, переждете эти три дня и вернетесь. Почему бы
вам этого не сделать?
Три дня болтаться вокруг Луны только из-за того, что подвел арматор!
Пиркс просто не знал, что возразить, но вовремя вспомнил про коллективный
договор. Ну а когда он козырнул нормами пребывания в космосе,
установленными профсоюзами, в Управлении пошли на уступки. Конечно, сейчас
не Год Спокойного Солнца. Дозы радиации небезвредны. Придется
маневрировать, укрываться от Солнца за Луну, играть в пятнашки, расходуя
горючее, а платить кто будет? Ясное дело, не арматор. Может, Управление
космопорта? А вам известно, во что обходятся десять минут полной тяги
реактора мощностью семьдесят миллионов киловатт?
В конце концов он получил разрешение на стоянку, но только на
ближайшие семьдесят два часа плюс четыре часа на погрузку всей этой
проклятой мелочи, и - ни минуты больше! Можно подумать, что они делают ему
одолжение. Словно это его вина. А ведь он прибыл с точностью до минуты,
хотя шел с Марса не прямиком, ну а если арматор...
Из-за всего этого Пиркс совсем забыл, где находится, и с такой силой
нажал на ручку двери, что подпрыгнул к потолку. Ему стало неловко, он
оглянулся, но поблизости никого не было. Луна-сити, казалось, весь вымер.
Правда, километрах в двухстах к северу, между Ипатией и Торричелли,
начались большие работы. Инженеры и техники, которые месяц назад тут все
заполонили, уже выехали на Строительство. Большой проект ООН, Луна-11,
притягивал все новых людей с Земли. "На сей раз не будет хотя бы хлопот с
гостиницей", - подумал Пиркс, спускаясь по эскалатору на самый нижний этаж
подземного города. Плафоны, зажженные через один, излучали холодный
дневной свет. Экономят! Толкнув стеклянную дверь, он вошел в небольшой
зал. Свободные номера имелись, как же иначе. Сколько угодно. Оставив свой
чемоданчик, скорее несессер, у портье. Пиркс забеспокоился: проследит ли
Тиндалл за тем, как механики отшлифуют центральную дюзу? Ведь еще на Марсе
она плевала огнем, как средневековая митральеза! Лучше бы самому
присмотреть, хозяйский глаз все же... Однако Пирксу не хотелось снова
подниматься на двенадцатый этаж, тем более что все наверняка уже
разошлись. Должно быть, сидят в торговом салоне космодрома и слушают новые
пластинки. Пиркс шел, сам не зная куда; гостиничный ресторан был совсем
пуст, словно не работал, только за стойкой сидела рыжеволосая девушка и
читала книгу. А может, заснула над ней? Ее сигарета превратилась в длинный
столбик пепла на мраморной плите...
Усевшись, Пиркс перевел часы на местное время, и сразу сделалось
поздно, десятый час. А только что, пару минут назад, на борту был полдень.
Вечная карусель с внезапными перескоками времени была столь же мучительна,
как и вначале, когда он только учился летать. Пиркс съел обед, ставший
ужином, и запил его минеральной водой, которая была, пожалуй, теплее супа.
Официант, грустный и сонный, как настоящий лунатик, ошибся при расчете,
однако не в свою пользу, что было уже опасным симптомом. Пиркс посоветовал
ему провести отпуск на Земле, вышел потихоньку, стараясь не разбудить
девушку, спавшую за стойкой, взял у портье ключ и поехал в свой номер. Он
не сразу взглянул на бляшку и испытал какое-то странное ощущение, увидев
цифры 173: в этом самом номере он уже останавливался, когда впервые летел
на "ту сторону". Открыв дверь, он убедился все же, что либо это другая
комната, либо ее совсем перестроили. Нет, должно быть, ошибся - та была
побольше; он повернул все выключатели - темнота ему надоела, - заглянул в
шкаф, выдвинул ящик маленького письменного стола, однако не стал разбирать
чемодан, только бросил пижаму на кровать, а тюбик пасты и зубную щетку
положил на умывальник. Вымыл руки - вода, как полагается, была адски
холодной, удивительно, как это она не замерзала. Повернул кран теплой -
вылилось несколько капель. Подошел к телефону, чтобы позвонить
администратору, но опять передумал. Конечно, это скандал. Луну освоили, а
горячей воды в номере не допроситься! Включил радио. Как раз передавали
вечерний выпуск - лунные известия. Пиркс почти не слушал, раздумывая, не
послать ли телеграмму арматору. Разумеется, за его счет. Впрочем, и это
ничего не даст. Романтические времена космонавтики давно миновали, теперь
ты просто возница, зависишь от тех, кто грузит товар на телегу! Фрахт,
страховка, плата за простой... Радио что-то неразборчиво бормотало. Стоп,
что это оно говорит?.. Через кровать дотянулся к аппарату и повернул
ручку, "...по-видимому, остатки потока Леонид /1/ - наполнил комнату
мягкий баритон диктора. - Только один жилой сектор был поврежден прямым
попаданием и утратил герметичность. Люди, живущие в нем, находились по
счастливому стечению обстоятельств на работе. Остальные метеориты не
нанесли особых повреждений, за исключением одного, который пробил защитное
перекрытие складов. Как сообщает наш корреспондент, шесть универсальных
автоматов, предназначенных для работ на территории Строительства,
подверглись полному уничтожению. Была повреждена также линия высокого
напряжения и прервана телефонная связь, однако через три часа ее удалось
восстановить. Повторяем важнейшие сообщения. Сегодня утром состоялось
открытие Панафриканского конгресса..."
Пиркс выключил радио и сел. Метеориты? Какой-то поток? Конечно,
сейчас время Леонид, но ведь прогнозисты всегда накликают беду,
точь-в-точь как на Земле синоптики... Строительство - должно быть, то, к
северу от города. Но атмосфера есть атмосфера: ее отсутствие сильно дает о
себе знать. Шесть автоматов... вот вам, пожалуйста! Хорошо хоть люди целы.
Дурацкая история, однако, - пробило защитные покрытия! Да, этому
проектировщику...
Пиркс почувствовал себя вконец измотанным. Время играло с ним
чехарду. Между Марсом и Землей у них, должно быть, выпал вторник, после
понедельника сразу же наступила среда; в результате не досчитались также
одной ночи. "Надо выспаться, и притом про запас", - подумал он, встал и
машинально шагнул в сторону крохотной ванной, но, вспомнив о ледяной воде,
вздрогнул, круто повернулся и через минуту лежал в постели. Куда ей до
космолетной койки! Рука автоматически поискала ремни для пристегивания
одеяла; не найдя их. Пиркс слегка усмехнулся - он и забыл, что в гостинице
внезапное исчезновение тяжести не угрожает...
Это была его последняя мысль; открыв глаза, он не сразу понял, где
находится. Царила тьма египетская. "Тиндалл!" - захотелось ему позвать
помощника, и неожиданно, совершенно непонятно почему, он вспомнил, как
помощник, охваченный ужасом, выскочил однажды в пижамных штанах из каюты и
отчаянно крикнул вахтенному: "Друг! Умоляю, скажи, как меня зовут?!"
Бедняга ошалел, потому что, выдумав себе какую-то желудочную болезнь,
уничтожил целую бутылку рому. Этим кружным путем мысль Пиркса тотчас
вернулась к действительности. Он встал, включил лампу, залез под душ,
вспомнил о воде и пустил сначала тоненькую струйку - вода была тепловатой;
он вздохнул, потому что мечтал о горячей ванне, но через минуту под
струями, бьющими в лицо, начал даже напевать. Он надевал чистую рубашку,
когда динамик - Пиркс и понятия не имел, что этот предмет находится в
номере, - проговорил басом:
"Внимание! Внимание! Передаем важное сообщение. Всех мужчин,
способных носить оружие, просят немедленно явиться в Управление
космопорта, комната номер 318, к инженер-капитану Аганяну. Повторяю.
Внимание, внимание..."
Пиркс так удивился, что целую минуту неподвижно стоял в одной рубашке
и носках. Что это? Первоапрельские шуточки? Способных носить оружие?
Может, он еще спит? Взмахнув руками, чтобы быстрее надеть рубашку, он
ушибся о край стола, да так, что его бросило в жар. Нет, это не сон. Тогда
что же? Вторжение? Марсиане захватывают Луну? Что за вздор! Во всяком
случае, надо идти...
Он надевал брюки, а какой-то голос нашептывал ему, что все так и
должно было произойти... раз уж он здесь. Такая уж у него судьба -
притягивать приключения...
Когда Пиркс выходил из комнаты, стрелки показывали восьмой час. Он
хотел узнать у первого встречного, что же произошло, но в коридоре никого
не было, на эскалаторе тоже, словно только что прошла всеобщая
мобилизация, словно все уже где-то, черт знает где, дрались на
передовой... Он бежал вверх по эскалатору, который и без того двигался
быстро. Спешил, словно и в самом деле боялся, что упустит случай совершить
героический подвиг. Наверху он заметил ярко освещенный стеклянный киоск с
газетами, подбежал к окошку, чтобы задать наконец вопрос, но ларек пуст.
Газеты продавал автомат. Пиркс купил пачку сигарет и газету, которую
просмотрел, не сбавляя шага, однако не нашел в ней ничего, кроме описания
метеоритной катастрофы. Может, дело в ней? А тогда при чем тут оружие?..
Нет, конечно. По длинному коридору он подошел к Управлению и увидел,
наконец, людей. Кто-то как раз входил в комнату номер 318, кто-то
приближался к ней с противоположного конца коридора.
"Теперь уж я ничего не узнаю, не успею", - подумал Пиркс, оправил
китель и вошел. Это была небольшая комната с тремя окнами, за которыми
пылал искусственный лунный пейзаж неприятного цвета раскаленной ртути. В
более узкой части трапециевидной комнаты стояли два письменных стола, а
все пространство перед ними было уставлено стульями, принесенными, видимо,
второпях: почти все они были разными. В комнате находилось человек
четырнадцать-пятнадцать, в основном мужчины среднего возраста и несколько
юношей с нашивками курсантов космической навигации. Отдельно сидел
какой-то немолодой командор, другие стулья пока пустовали. Пиркс уселся
возле курсанта, который тут же рассказал ему, что накануне они прилетели
вшестером, чтобы пройти практику на "той стороне" Луны, но в их
распоряжении был только маленький аппарат, так называемая "блоха", который
взял лишь троих, остальным пришлось ждать своей очереди, а тут внезапно
случилась эта история. Не знает ли чего-нибудь навигатор?.. Но навигатор
сам ничего не знал. По выражению лиц можно было определить, что и
остальные застигнуты врасплох необычным вызовом, - пожалуй, все они пришли
из гостиницы. Курсант, вспомнив, что обязан представиться, выполнил
несколько гимнастических упражнений, едва не опрокинув при этом стул.
Пиркс подхватил стул за спинку, но тут дверь отворилась и вошел невысокий
черноволосый человек с тронутыми сединой висками; у него были выбритые до
синевы щеки, мохнатые брови и маленькие проницательные глаза. Он молча
прошел между стульями к письменному столу, раскрутил подвешенный к потолку
рулон с картой "той стороны" в масштабе 1:1000000 и, потерев ребром ладони
мясистый нос, сказал безо всякого вступления:
- Здравствуйте, я Аганян. Объединенное руководство Луны-1 и Луны-11
временно уполномочило меня руководить операциями по обезвреживанию
Сэтавра.
Присутствующие зашевелились, но Пиркс по-прежнему ничего не понимал,
не знал даже, что такое Сэтавр.
- Те из вас, кто слушал радио, знают, что здесь, - Аганян указал
линейкой на окрестности кратера Ипатии и Альфрагануса, - вчера выпал рой
метеоритов. Не буду говорить об ущербе, нанесенном остальными метеоритами;
но вот один из них, пожалуй самый большой, пробил перекрытия складов В7 и
R7, причем в последнем находилась партия Сэтавров, доставленных с Земли
всего четыре дня назад. В сообщениях передавалось, что все они уничтожены,
однако это не соответствует действительности.
Курсант, сидевший возле Пиркса, слушал с пунцовыми ушами, даже рот
приоткрыл, точно боялся упустить хотя бы одно слово. Аганян же продолжал
рассказывать:
- Обвалившийся свод раздавил пять роботов. Шестой уцелел. Точнее, был
поврежден - мы так считаем, поскольку он выбрался из-под развалин и с
этого момента начал вести себя, как, как...- Аганян не нашел подходящего
слова и, не закончив фразы, продолжал: - Склады находятся у боковой ветки
узкоколейной дороги, в восьми километрах от временной посадочной площадки.
Сразу же после катастрофы начались спасательные работы. В первую очередь
провели перекличку, чтобы выяснить, не погребен ли под развалинами
кто-нибудь из личного состава. Эта операция заняла примерно час; тем
временем обнаружилось, что сектор центрального управления работ потерял
герметичность, и операция затянулась до полуночи. Около часа ночи
выяснилось, что авария высоковольтной линии, питающей всю территорию
Строительства, а также нарушение телефонной связи были вызваны не
метеоритами - кабель был рассечен... лучом лазера.
Пиркс зажмурился. Ему упорно казалось, что он участвует в каком-то
спектакле, ибо такие события не могли происходить наяву. Фиолетовый лазер.
Да неужели?! Может, его провез марсианский шпион? Но инженер-капитан не
походил на человека, который поутру собирает постояльцев гостиницы, чтобы
сыграть с ними глупую шутку.
- Телефонную связь восстановили в первую очередь, - рассказывал
Аганян, - а тем временем малый вездеход аварийной службы, который добрался
до места, где был рассечен кабель, утратил радиотелеграфную связь с
управлением Луна-сити; в три часа утра стало известно, что вездеход был
обстрелян из лазера и после нескольких попаданий загорелся. Водитель и его
помощник погибли, а два члена экипажа, которые, к счастью, уже надели
скафандры, потому что готовились выйти на ремонт линии, успели выпрыгнуть
и укрыться в пустыне, то есть в Mare Tranquilitatis, приблизительно здесь,
- Аганян указал линейкой на район Моря Спокойствия, удаленный километров
на четыреста от небольшого кратера Араго.
- Никто из них, насколько мне известно, не видел нападавшего. Просто
в определенный момент времени они почувствовали очень уж сильный тепловой
удар, и вездеход загорелся. Они выпрыгнули, прежде чем взорвались баллоны
со сжатым газом, их спасло отсутствие атмосферы, потому что взорвалась
только часть горючего, которая могла соединиться с кислородом внутри
вездехода. Один из этих людей погиб - при не установленных пока
обстоятельствах, - а другому удалось вернуться на территорию
Строительства. Он пробежал в скафандре около ста сорока километров и
израсходовал весь свой запас воздуха; наступила аноксия - кислородное
голодание; к счастью, его подобрали, и сейчас он в госпитале. О том, что с
ним произошло, мы узнали из его рассказа, и эти сведения нуждаются поэтому
в дальнейшей проверке.
Наступила мертвая тишина. Пиркс начал понимать, что все это значит,
однако еще не верил, не хотел верить...
- Вы, безусловно, догадываетесь, - продолжал ровным голосом
черноволосый человек, который угольно-черным силуэтом выделялся на фоне
лунного пейзажа, пылающего ртутью, - что тем, кто перерезал телефонный
кабель и линию высокого напряжения, а также напал на вездеход, был
уцелевший Сэтавр. Это пока мало изученная модель, в серийное производство
она запущена лишь в прошлом месяце. Вместе со мной сюда должен был прийти
инженер Кларнер, один из конструкторов Сэтавра, чтобы подробно разъяснить
вам как возможности этой модели, так и средства, которыми следует теперь
воспользоваться, чтобы обезвредить ее или уничтожить...
Курсант, сидевший рядом с Пирксом, тихонько взвыл от восторга. Это
был наивысший восторг, даже не пытающийся надеть личину ужаса. Юноша не
заметил укоризненного взгляда навигатора. Впрочем, никто сейчас не замечал
и не слышал ничего, кроме голоса инженер-капитана.
- Я не интеллектроник и не могу рассказать о Сэтавре. Но среди
присутствующих должен находиться доктор Маккорк. Он здесь?
Впереди поднялся высокий, худой человек в очках.
- Я здесь. Я не принимал участия в проектировании Сэтавров, знаю
только нашу, английскую модель, близкую к американской, но не идентичную
ей. Все же различия не очень велики. Могу быть полезным...
- Великолепно. Прошу вас, доктор, подойдите сюда... Я только обрисую
вкратце обстановку: Сэтавр находится где-то здесь, - концом линейки Аганян
указал на "берег" Моря Спокойствия, - то есть на расстоянии тридцать -
восемьдесят километров от территории Строительства. Как и все Сэтавры, он
предназначался для горных работ в очень тяжелых условиях, при высокой
температуре, при повышенной опасности обвалов, поэтому модель имеет
массивный корпус и покрыта толстой броней... Но об этом подробнее скажет
доктор Маккорк. Какими средствами мы располагаем, чтобы обезвредить
Сэтавра? Руководители всех лунных баз выделили нам некоторое количество
взрывчатки - динамита и оксиликвита /2/, а также ручные лазеры ближнего
действия и горные лазеры, причем ни эти взрывчатые вещества, ни лазеры не
носят, конечно, характера боевых средств. Группам, посланным на
уничтожение Сэтавра, будут даны вездеходы ближнего и среднего радиуса
действия, в том числе две машины, покрытые легкой противометеоритной
броней. Только такие машины выдерживают удар лазерного луча с расстояния
около километра. Правда, данные эти относятся к Земле, где атмосфера
сильно поглощает энергию излучения. Здесь атмосферы нет, и, значит, эти
вездеходы по сравнению с остальными будут подвергаться лишь немногим
меньшей опасности. Мы получим также много скафандров и кислорода; боюсь,
что это все. Около полудня из советского сектора прилетит "блоха" с
экипажем из трех человек; она может принять на борт до четырех человек и
перебросить их на короткую дистанцию в глубь района, где находится Сэтавр.
Пока на этом закончу. Прошу вас разборчиво написать фамилию и
специальность на этом листе бумаги. Тем временем, быть может, доктор
Маккорк пожелает сказать несколько слов о Сэтавре. Самое важное, как я
полагаю, найти ахиллесову пяту...
Маккорк стоял рядом с Аганяном. Он был еще более худым, чем
показалось Пирксу сначала, - торчащие уши, слегка треугольный череп, едва
заметные брови, неопределенного цвета шевелюра - и при этом Маккорк
вызывал удивительную симпатию.
Сначала он снял очки в стальной оправе, словно они мешали ему,
положил их на край стола перед собой и лишь после этого начал говорить:
- Я солгу, если стану утверждать, будто мы предвидели подобные
случаи. Но, помимо формул, в голове у кибернетика должно иметься хотя бы
подобие интуиции. Вот почему до сих пор мы не решались передать нашу
модель в серийное производство. Лабораторные испытания показали высокую
эффективность Мефисто - так называется наша модель. Сэтавр отличается от
него лучшей балансировкой возбуждения и торможения. По крайней мере, так я
считал до сих пор, опираясь на литературные источники, - теперь я в этом
не столь уверен. В названии есть привкус мифологии, но это просто
сокращение слов Самопрограммирующийся электронный троичный автомат с
рацемической памятью, поскольку в конструкции его мозга использованы как
право-, так и левовращающие псевдокристаллические мономеры. В данный
момент это, по-видимому, не играет роли. Автомат снабжен фиолетовым
лазером для горных работ, энергию для световых импульсов дает микрокотел,
действие которого основано на принципе холодной цепной реакции, благодаря
чему Сэтавр, насколько я помню, может развивать в импульсе мощность
порядка 45000 киловатт.
- Какой у него срок службы? - спросил кто-то.
- С нашей точки зрения - вечный, - мгновенно ответил худощавый
доктор. - Во всяком случае многолетний. Что, собственно, могло случиться с
этим Сэтавром? Попросту говоря, я думаю, что он получил удар по голове.
Удар оказался необычайно сильным: ведь в конце-то концов даже здесь, на
Луне, обвал здания может повредить хромоникелевый череп. Что же произошло?
Подобных экспериментов мы никогда не проводили: они стоят слишком дорого,
- Маккорк неожиданно усмехнулся, показав ровные мелкие зубы, - однако в
целом известно, что четко локализованное повреждение небольшого, то есть
сравнительно простого, мозга, иными словами обычной цифровой машины,
приводит к полному распаду функций. Но чем ближе мы подходим к имитации
процессов, происходящих в человеческом мозге, тем в большей степени такой
сложный мозг оказывается способным функционировать, несмотря на частичные
повреждения. Мозг животного, например кошачий, имеет определенные центры,
возбуждение которых вызывает реакцию, внешне напоминающую взрыв
агрессивной ярости. Мозг Сэтавра устроен иначе: он обладает неким
приводом, мотором активности, которую можно направлять по разным каналам.
Так вот, произошло какое-то прямое подключение этого центра активности к
блоку с программой разрушения. Я излагаю вопрос, разумеется, с предельными
упрощениями.
- А откуда взялась эта программа разрушения? - спросил тот же голос,
что и раньше.
- Это ведь автомат, предназначенный для горных работ, - пояснил
доктор Маккорк. Его задача - проходить штольни, штреки, бурить скальные
породы, дробить особо твердые минералы, вообще разрушать плотные сгустки
вещества, разумеется, не всюду и не всякие; но в результате травмы в мозгу
Сэтавра возникло известное обобщение программы. Впрочем, моя гипотеза
может оказаться совершенно ложной. Эта проблема, чисто теоретическая,
приобретет существенный интерес позже, когда мы сделаем из его шкуры
ковер. Пока важнее всего уяснить, на что способен Сэтавр. Он может
передвигаться со скоростью пятьдесят километров в час, причем по любой
местности. Он совершенно не нуждается в смазке - все трущиеся поверхности
в суставах работают на тефлоне. Он снабжен магнитной экранировкой, броню
его не пробивает ни пистолетная, ни винтовочная пуля; подобные испытания
не проводились, но думаю, что только бронебойный снаряд... у нас ведь нет
таких орудий, не правда ли?
Аганян отрицательно покачал головой. Он взял список, который успел к
нему вернуться, и принялся читать, ставя против фамилий маленькие значки.
- Разумеется, взрыв достаточно большого заряда разрушит Сэтавра, -
продолжал Маккорк спокойно, словно говорил о самых обыденных вещах. - Но
ведь такой заряд нужно сначала подвести к нему, а я опасаюсь, что это
будет нелегкой задачей.
- Где именно помещается у него лазер? В голове? - спросил кто-то из
аудитории.
- У него нет головы, только выступ, некое вздутие между плечами. Это
повышает его сопротивляемость при обвалах. Рост Сэтавра 220 сантиметров,
и, значит, стреляет он с высоты двух с чем-то метров; глазок лазера
защищен металлическим веком; при неподвижном корпусе зона обстрела у
Сэтавра равна тридцати градусам, большая зона обстрела достигается
поворотами всего корпуса. Мощность лазера составляет 45000 киловатт;
каждый специалист поймет, что это очень большая мощность - луч легко
пробивает стальную плиту толщиной в несколько сантиметров...
- С какой дистанции?
- Это фиолетовый лазер с очень малым углом расхождения светового
пучка... поэтому дистанция практически ограничена лишь полем зрения; на
равнине горизонт отстоит здесь на два километра, и, по меньшей мере, таким
же будет радиус поражения.
- Мы получим специальные горнопроходческие лазеры в шесть раз большей
мощности, - вставил Аганян.
- Но ведь это попросту то, что американцы называют overkill -
сверхуничтожение, - возразил Маккорк, слегка усмехаясь, - это
превосходящая мощность лазера не дает в поединке с Сэтавром никакого
преимущества.
Кто-то спросил, нельзя ли уничтожить автомат с борта космического
корабля. Маккорк признал себя некомпетентным. Аганян, заглянув в список,
сказал:
- Здесь присутствует навигатор первого ранга Пиркс... Быть может, он
ответит нам на этот вопрос?
Пиркс встал.
- Теоретически корабль среднего тоннажа, как мой "Кювье", с массой
покоя 16000 тонн мог бы, безусловно, уничтожить такого Сэтавра, если б
накрыл его своей реактивной струей... Температура выхлопной плазмы
превышает шесть тысяч градусов на расстоянии девятисот метров - этого,
видимо, хватило бы?..
Маккорк кивнул.
- Но это чисто спекулятивное рассуждение, - вновь заговорил Пиркс. -
Ведь надо было бы прицелиться кораблем, а столь малая мишень, как Сэтавр,
ростом всего с человека, сумеет ускользнуть, если не закреплена
неподвижно, потому что боковая скорость корабля, маневрирующего у
поверхности планеты, в поле ее тяготения, очень мала и не может быть даже
речи о высшем пилотаже. Таким образом, остается использовать только малые
корабли, скажем каботажный флот Луны. Однако у них слабый выхлоп со
сравнительно небольшой температурой, значит, если использовать такое
суденышко в качестве бомбардировщика, то, вероятно... ведь для точной
бомбардировки нужны специальные приборы, прицелы, которыми Луна не
располагает. Я не усматриваю такой возможности. Разумеется, можно и даже
нужно использовать эти машины, но только с целью разведки, то есть
обнаружения автомата.
Он хотел уже сесть, но внезапно в голову ему пришла новая мысль.
- Верно, - сказал он, - реактивные ранцы. Их можно использовать.
Точнее, их могут использовать люди, умеющие с ними обращаться.
- Это те маленькие индивидуальные ракеты, которые крепятся к спине? -
спросил Маккорк.
- Да. С их помощью можно делать прыжки в высоту и даже повисать
неподвижно; в зависимости от модели и типа длительность полета составляет
от одной до нескольких минут, а достигаемая высота - от пятидесяти до
четырехсот метров...
Аганян встал.
- Это, пожалуй, существенно. Кто из присутствующих прошел тренировку
с этими аппаратами?
Поднялись две руки. Потом еще одна.
- Только трое?.. - протянул Аганян. - А, и вы также? - добавил он,
увидев, что Пиркс, сориентировавшись, лишь теперь поднял руку. - Всего,
значит, четверо. Пожалуй, маловато... Поищем еще среди персонала
космодрома. Речь идет, конечно, о добровольном участии. Именно с этого мне
следовало начать. Кто из вас хочет принять участие в операции?
Стало шумно, потому что все присутствующие поднялись с мест.
- Благодарю от имени руководства, - сказал Аганян. - Это хорошо...
Итак, мы имеем семнадцать добровольцев. Нам обеспечена поддержка трех
подразделений лунного флота, и, кроме того, мы располагаем десятью
водителями и радистами для обслуживания вездеходов. Прошу оставаться всех
на месте, а вас, - он обратился к Маккорку и Пирксу, - прошу пройти со
мной к начальству...

Около четырех часов пополудни Пиркс сидел в башенке большого
гусеничного вездехода, подскакивая от резких толчков; на нем был скафандр,
на коленях лежал шлем, который можно было надеть по первому сигналу
тревоги, а на шее висел тяжеленный лазер, рукоятка которого немилосердно
колотила Пиркса по груди; в левой руке он держал микрофон, а в правой
поворачивал перископ, наблюдая за растянувшимся в длинную цепь отрядом
вездеходов; словно яхты, качались они на волнистых равнинах Моря
Спокойствия. Это пустынное "море" полыхало солнечным блеском от одного
черного горизонта до другого. Пиркс принимал и передавал донесения,
разговаривал с Луной-1, с командирами других машин, с пилотами
разведывательных кораблей - крохотный огонек их выхлопа возникал иногда
среди звезд черного неба, и все же временами не мог отделаться от
впечатления, что это какой-то запутанный и нелепый сон.
События принимали все более бурный оборот. Не одному Пирксу казалось,
что руководство Строительства поддалось чему-то вроде паники; что в
конце-то концов мог сделать один автомат, недоумок, даже вооруженный
лучеметом? Поэтому, когда на втором совещании "на высшем уровне",
состоявшемся в полдень, кто-то предложил обратиться в ООН или хотя бы
попросить у Совета Безопасности "специальной санкции" на ввоз
артиллерийского оружия (лучше всего боевых ракет) или, быть может, даже
атомных снарядов. Пиркс вместе с другими запротестовал: после такой
просьбы они станут посмешищем для всей Земли.
Впрочем, было ясно, что подобного решения международного органа надо
ждать много дней, если не недель; тем временем "сумасшедший" робот может
забрести бог знает куда, а до того, кто спрятался в недоступных трещинах
лунной коры, не доберутся уже никакие орудия; надлежало поэтому
действовать быстро и решительно. Тут выяснилось, что наибольшую трудность
составит проблема связи - больной вопрос всех лунных мероприятий. Имелось
около трех тысяч патентов на различные изобретения, которые пытались
улучшить эту связь, от сейсмического телеграфа (с использованием
микровзрывов в качестве сигналов) до "троянских" стационарных спутников.
Такие спутники были выведены на орбиту еще в прошлом году, что, однако,
никак не улучшило существующего положения.
Практически задачу решали с помощью системы ультракоротковолновых
передатчиков, вынесенных на мачты; это очень походило на прежние земные
ретрансляционные линии доспутникового телевидения. Такая система была
надежнее спутниковой связи, поскольку инженеры все еще ломали головы, как
сделать орбитальные передатчики не чувствительными к "солнечному ветру".
Любой скачок активности Солнца и вызванный им "ураган" электрически
заряженных частиц высокой энергии, которые пронизывали космос, тут же
создавал помехи, затруднявшие связь зачастую на несколько дней. В
настоящее время как раз бушевал один из таких "солнечных тайфунов",
поэтому сообщение между Луной-1 и Строительством шло по наземным линиям и
успех "Операции Сэтавр" в значительной мере зависел от того, не вздумает
ли "мятежник" уничтожить фермы мачт, сорок пять штук которых находилось в
пустыне, отделяющей Луна-сити с космодромом от территории Строительства.
При условии, конечно, что автомат по-прежнему будет рыскать в их
окрестностях.
Сэтавр обладал полной свободой маневрирования, не нуждался ни в
горючем, ни в кислороде, ни в сне или отдыхе; он был столь автономен, что
многие инженеры лишь теперь по-настоящему осознали, какую совершенную
машину создали они собственными руками - дальнейших ее поступков никто не
мог предугадать. Меж тем, разумеется, продолжались начатые еще ранним
утром прямые переговоры Луна - Земля между командованием операцией и
фирмой "Кибертроникс" - штабом конструкторов Сэтавра, но от конструкторов
не удалось узнать ничего такого, чего ранее не сказал бы доктор Маккорк.
Только профаны пытались еще уговорить специалистов предсказать при помощи
большой вычислительной машины, какую тактику изберет автомат.
Был ли Сэтавр разумен? Конечно, но по-своему! Эта "излишняя",
приносящая сейчас вред "разумность" машины вызывала гнев участников
операции: они не могли понять, чего ради инженеры наделили машину,
предназначенную только для горных работ, такой свободой и
самостоятельностью действий. Маккорк спокойно растолковывал, что
"интеллектронное завышение" представляет собой - на нынешнем этапе
развития техники - то же самое, что и избыточный запас прочности, которым,
как правило, обладают традиционные машины и двигатели. Это аварийный
резерв, повышающий безопасность и надежность функционирования, ибо
невозможно заранее предвидеть, в каких ситуациях окажется машина,
энергетическая или информационная.
Таким образом, никто, по существу, не мог предугадать, что же
предпримет Сэтавр. Конечно, отовсюду, а в частности и с Земли, специалисты
слали по телеграфу свои рекомендации; беда была только в том, что они
оказывались диаметрально противоположными. Одни предполагали, что Сэтавр
попытается уничтожить "искусственные" объекты, вроде мачт высокого
напряжения или ретрансляционных вышек, другие, напротив, считали, что он
растратит свою энергию на непродуктивное уничтожение всего, что попадется
ему на пути, будь то лунная скала или вездеход с людьми. Первые склонялись
к мысли о немедленной атаке с целью уничтожить Сэтавра, вторые советовали
избрать тактику выжидания.
Мнения сходились только в том, что надо неотступно следить за
передвижениями Сэтавра. Вот почему двенадцать малых кораблей лунной
флотилии уже с утра патрулировали Море Спокойствия и непрерывно посылали
донесения группе, обороняющей территорию Строительства и находящейся в
постоянном контакте с Управлением космодрома. Было нелегко найти Сэтавра,
этот кусок металла, среди огромной скалистой пустыни, покрытой полями
осыпей, трещинами, полузасыпанными расщелинами и к тому же усеянной
оспинами миниатюрных кратеров.
Если б в этих донесениях говорилось, что Сэтавр не найден! Но ведь
патрулирующие экипажи уже неоднократно поднимали тревогу, обнаружив
"сумасшедшего", который оказывался потом скалой какой-то особенной формы
или куском лавы, искрившимся в лучах солнца. Даже применение
ферроиндукционных искателей наряду с локаторами не очень-то помогало: ведь
от исследовательских экспедиций времен первоначального покорения Луны на
скалистых пустынях осталось огромное множество металлических баков,
обгорелых гильз от ракетных патронов и всевозможного жестяного мусора,
который то и дело становился причиной новых тревог. Так что командование
операцией все сильней и сильней желало, чтобы Сэтавр атаковал наконец
какой-нибудь объект, чтобы он появился; однако в последний раз он дал о
себе знать девять часов назад атакой на маленький вездеход аварийной
технической помощи электриков и с той поры словно провалился сквозь лунную
поверхность.
А поскольку никто не считал возможным ждать - электроэнергия была
нужна Строительству немедленно, - операция, которая разворачивалась на
девяти тысячах квадратных километров, была основана на том, что две
встречные волны вездеходов прочесывали эту территорию, направляясь друг к
другу с противоположных сторон: с севера и с юга. Со стороны Строительства
шла одна цепь под командованием главного технолога Стрибра, а от
космодрома Луна-сити - другая, и в ней-то при командующем, которым был
капитан-навигатор Плейдар, роль координатора действий обеих сторон
выполнял Пиркс. Он хорошо понимал, что в любую минуту они рискуют
пропустить Сэтавра, укрывшегося, скажем, в глубокой тектонической трещине;
они не заметят его, даже если он будет просто обсыпан светлым лунным
песком; Маккорк, который как "советник-интеллектроник" ехал вместе с
Пирксом, придерживался того же мнения.
Вездеход швыряло из стороны в сторону с чудовищной силой; они шли на
скорости, от которой, как их безмятежно предупредил водитель, "рано или
поздно вытекут глаза". Они находились в восточной зоне Моря Спокойствия, и
меньше часа езды отделяло их от района, где с наибольшей вероятностью мог
находиться автомат. После пересечения этой условной границы весь экипаж
должен был надеть шлемы, чтобы тотчас покинуть вездеход при внезапном
поражении и пожаре или утрате герметичности.
Вездеход переделали в боевую машину: механики смонтировали на его
шарообразной башенке мощный горный лазер, однако с точностью боя дело
обстояло плохо. Пиркс считал ее совершенно иллюзорной, особенно в
сравнении с меткостью Сэтавра, который был оборудован автоматическим
прицелом; его фотоэлектрические глаза сопрягались с лазером, и он мог
мгновенно поразить объект, находящийся в центре поля зрения. На вездеходе
же установили какой-то странный прицел, передел

 
 
 
soros9 · больше 7 лет назад

Но это идеальный случай со множеством если. Реально именно от препятствий и будет зависеть длина луча.

 
serega · больше 7 лет назад

...то есть теоретически, если исключить все препятствия - то он будет бесконечен?..

 
soros9 · больше 7 лет назад

Без "если" не существовала бы физика. Каждое правило начинается "допустим...". От того, что "допутим"на входе, будет зависеть, что получится на выходе.

Учитывая корпускулярно-волновую природу света, можно предположить, что луч будет существовать, пока не иссякнет его начальная энергия.
Куда она будет расходываться в вакууме? Вакуум(если космический) не пустота, в нем еще существуют магнитные и гравитационные поля, например.
И снова "если", и снова "допустим"...

 
 
Сергей · больше 7 лет назад

А если мысль словно лазер высокой психической концентрации (этакий собственный мощный светолуч, пусть даже также исходящий из головы и направленный против всей тьмы и ко всем светам) послать и посылать в пространство, то как думаете какая польза будет происходить?

 
Источник: Практика мысли
 
 
sowremennik · больше 7 лет назад

Лазерный луч в безвоздушном пространстве просто рассеется!
Точность его длины завист от частоты импульса, с которым он посылается, чем короче, тем точнее его траектория!
Препятствия на его пути не минуемы, как то различные электро-звуко-магнитные волны, низкая температура и объекты физического плана! Используется лазер в дальномерах для измерения расстояния до объектов, неповреждая их и в прочих научных изысканиях!

 
 
 
 
Похожие вопросы
 
Amber · почти 9 лет назад · 1 ответ
 
 
Stacey · почти 9 лет назад · 10 ответов
 
Simplicio · больше 8 лет назад · 6 ответов
 
 
Ссылка на этот вопрос
 
Поискать ответ на вопрос: ответы@mail.ru, otvety@google.ru, Яндекс.Ответы
 
Читать новые вопросы в: LiveJournal, Livinternet, Google Reader
 
Этот вопрос посмотрели 2153 раза, в среднем 5 просмотров в неделю (0.76)
 
 
 
 
 
 
Адрес друга:
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

© vorum.ru — вопросы и ответы, 2006–2016
Пишите нам на in@vorum.ru

Администрация сервера не гарантирует точность и достоверность размещаемых пользователями материалов, а также не несет ответственности ни за какие задержки, сбои, удаление или несохранность какой-либо пользовательской информации.

Цифры не для всех: 150

 
 
× Нравится наш сайт?
Нажмите кнопку «Мне нравится» (Like), чтобы присоединиться к нам на Facebook